Институт герцена или 62 больница. что лучше запись

Среди главных причин отставания — недофинансирование, дефицит лекарств, нехватка грамотных онкологов. В прессе и соцсетях то и дело возникают дискуссии — стоит ли пробовать лечить рак в России или ради спасения жизни лучше любыми способами выбираться за границу. Вывод банальный: хорошая медицина в России есть, но добраться до нее не каждому по силам. Индивидуального подхода не ждите Никита Шалагинов, 21 год Я лечился довольно долго в Москве.

Швейкин Александр Олегович

Среди главных причин отставания — недофинансирование, дефицит лекарств, нехватка грамотных онкологов. В прессе и соцсетях то и дело возникают дискуссии — стоит ли пробовать лечить рак в России или ради спасения жизни лучше любыми способами выбираться за границу. Вывод банальный: хорошая медицина в России есть, но добраться до нее не каждому по силам. Индивидуального подхода не ждите Никита Шалагинов, 21 год Я лечился довольно долго в Москве. От чего — доктора не могли сказать.

У меня был постоянный некроз большого пальца на правой руке. Поскольку вылечить воспаление не могли, делали операции: резали фалангу. Сначала немного. Потом еще чуть-чуть. По правилам все, что от тебя отрезают, следует отправлять на гистологический анализ, чтобы понять, что за воспаление: доброкачественное или злокачественное.

Но мне этого не делали. Я не настаивал, поскольку не знал этих нюансов. Врачи, глядя на рентген, говорили, что это остеомиелит, то есть заболевание костей. Наконец после одной из резекций пальца биоматериал все же попал в лабораторию Центрального научно-исследовательского института травматологии и ортопедии ЦИТО. Пришел ответ, что обнаружены атипичные клетки.

Что это значит, что за тип этих клеток и т. Мы с родителями потом уже сами начали читать, что это означает. Блохина — прим. Ничего толком там не услышал: что делать, есть ли перспективы, как лучше лечиться и т. Консультация была платная, но продолжалась несколько минут. Общий смысл такой: чего тут долго разговаривать, все и так ясно.

У мамы у коллеги по работе в свое время дочери так же диагностировали рак. Они поехали в Корею, и там оказалось, что это остеомиелит. Поскольку в России мы за несколько лет даже за деньги не смогли получить адекватного лечения, мама настояла на том, чтобы поехать в Корею. Втайне и я сам, и родители, конечно, надеялись на то, что нам также исключат онкологию. И я начал лечиться. Рак — это не одно заболевание, их больше сотни.

Каждый тип требует индивидуального подхода. Группа сарком — группа злокачественных образований, которые немного отличаются от обычного рака. Есть виды сарком, при которых бесполезно использовать химиотерапию.

Потому что химия убивает все быстроделящиеся клетки. А у сарком процесс распространения идет медленно. У каждой страны есть свой потолок в лечении конкретных заболеваний. Я имею в виду способы, которыми можно лечить болезнь. В Корее стандарт: химиотерапия, лучи и операции. Тот же самый золотой стандарт есть и в России. Я был на последней российской онкологической конференции, где врачи говорили, что для онкологии это святая троица.

На шестом курсе «химии» у меня случился рецидив, вырезали опять появившийся прыщик на месте, где раньше была опухоль. Предложили вторую линию химиотерапии. Это не индивидуальный подход. Врач открывает свою книгу и смотрит, какие связки препаратов можно использовать при рецидиве, если первая линия не помогла. Все пробуется эмпирическим путем. По сути, пациент выступает в качестве подопытного кролика.

И это чистая удача и везение, если с первого раза все получится. Грубо говоря, Корея — почти то же самое, что Россия. Только все более сервисно и цивилизованно. Там отличная диагностика, отличные препараты: оригиналы, а не дженерики копии.

Но протоколы лечения практически ничем не отличаются от тех, что рекомендуют в России. Правда, в России в госучреждении вам вполне могут назначить более дешевый и старый препарат, основываясь на экономической выгоде для государства, а не тот, что лучше для вашего здоровья. После Кореи мы с родителями поехали в Германию. Там свои нюансы.

С клиниками может быть заключен индивидуальный договор. И от рака вас могут лечить хоть пиявками, если подпишете документ, что ответственность за результаты лечения берете на себя. Это открывает и хорошую, и плохую дверь. То есть вы можете пробовать препараты, основываясь на личном мнении врача, обсудив с ним тактику.

Но с другой стороны, это дает массу возможностей шарлатанам разводить людей на деньги. В Корее откровенного надувательства побаиваются. В России в госучреждениях индивидуального подхода точно не будет. И вообще, менталитет российского пациента устроен так, что он приходит в больницу и слепо доверяет своему врачу.

Расслабляется и мозг отключает вообще. Хотя пациент должен отдавать себе отчет, что это именно его здоровье. И нужно быть в курсе того, что происходит. То есть наравне с врачом необходимо читать о лечении своего заболевания, следить за последними научными новостями в мире. Вдруг появились новые схемы лечения или начались какие-то клинические исследования препаратов по твоему направлению? Если ты просто придешь к врачу и будешь делать тихо-мирно все, что говорят, это может привести к фатальному исходу.

Плюс кусочек на черный день. В России в частных клиниках лечение обойдется дешевле в несколько раз. Но с коммерческими больницами надо быть бдительным. У нас немало мест, где могут только создавать вид, что лечат. Если бы я начинал лечение сейчас, я бы более грамотно подошел к процессу.

Собрал бы всю информацию о том, какие методики используются в разных онкоцентрах. Это довольно сложно: нужно читать научные доклады, статьи, причем на английском. Я испробовал практически все. Сейчас одна из моих надежд — это клинические испытания нового препарата в Америке. Но все упирается в деньги.

Недовольный напишет десять жалоб Олег Нелин имя изменено , 34 года Началось все так себе. Я подвернул ногу. Пошел к травматологу в травмпункт, затем в частную клинику. Везде мне сделали исследования, и ничего не увидели.

Когда нога начала потихонечку сохнуть, я попал к третьему врачу. На рентгеновском снимке он увидел опухоль с апельсин. Остеосаркома G3.

Я потом показал свои первоначальные рентгеновские снимки доктору. Там тоже было все прекрасно видно. Если, конечно, знать, куда смотреть. И встал вопрос, где лечиться. У меня было костное заболевание.

Если бы с кровью, мягкими тканями было связано, еще федеральный институт им. Герцена в Москве добавляется. Я пошел во все рекомендованные столичные больницы. А параллельно отправил свои документы в Швейцарию, Израиль, Германию. Выяснял, кто где научный и медицинский авторитет. У меня была финансовая возможность поехать куда угодно, кроме Штатов. Одна дама, связанная с медтуризмом, обрисовала варианты.

Но у меня достаточно редкий тип опухоли. В Израиле есть популярная клиника Ихиллов, куда едут лечиться из разных стран. С моим видом онкологии это один человек на миллион там в году бывает максимум человека четыре. То есть у израильских врачей недостаточно опыта работы именно с такими новообразованиями. Поэтому выбрал РОНЦ им.

Какая клиника лучше для лечения рецидива опухоли в груди: 62 или институт Герцена?

.

.

.

.

.

.

.

Комментариев: 4

  1. jessy76:

    лодка, вы неисправимы, это уже диагноз))): кто в лес, кто по дрова…

  2. fanatkamichael:

    Марика, погуглите: Неумывакин лечение перекисью водорода, почитайте и будьте здоровы!

  3. gushina.65:

    все реально….и после 50 найти свое счастье …нежданно-негаданно!просто, под лежачий камень вода не течет…

  4. Svetlana_Vladimirovna:

    мирлан, даговорились ?